Аркадий ПономарёвЧлен Комитета по аграрным вопросам ГД, Председатель Совета Молочного союза России в интервью интернет-изданию «Время Воронежа» объяснил, почему в отрасли с таким скрипом идут процессы импортозамещения.

На отчете депутатов Госдумы перед Общественной палатой Воронежской области Аркадий Пономарёв были единственным представителем депутатского корпуса, который смог сказать «впервые». Впервые меры государственной поддержки АПК усилиями депутата удалось распространить не только на производителей, но и на переработчиков сельхозпродукции. Такой мощный законотворческий старт «молодого депутата» (Пономарёв исполняет свои полномочия только с января 2013 года) едва ли был бы возможен, если бы не его опыт руководства Молочным союзом России. В данном случае отраслевые интересы на 100 процентов совпадают с чаяниями рядового потребителя. Почему при «большом молоке» – большие цены?

– Аркадий Николаевич, по нашим наблюдениям, с ценами на «мо-лочку» опять творится что-то неладное. Мы практически не видим сезонного снижения цен. Как объяснить эту ситуацию?

– На самом деле, цены в рознице никогда заметно не снижались. Даже в сезон «большого молока». Цены производителей – другое дело. И в этом году к положенному времени закупочная цена на молоко-сырьё понизилась. Но отыграть сезонную волатильность цен ни производители, ни переработчики не смогли. Сказалась большая доля валютной составляющей в бизнесе каждого. Добавьте к этому с годами только увеличивающийся административный гнёт: налоги, сборы, тарифы, платежи…

В итоге что получается? Себестоимость производства растет опережающими темпами. Рентабельности достигают лишь крупные предприятия. Есть опасения, что молочный рынок ожидает очередная волна банкротств. Общая ситуация, если честно, удручающая. И пока она сохраняется, сырьевой дефицит никуда не уйдет. Замещать по «молочке» у нас пока не получается. Молоко в чистом виде – лишь часть того, что придется замещать. Технологии, оборудование, селекционно-генетический фонд… В этом тоже тотальная зависимость от импорта.

Чем и как скоро Россия заполнит этот пробел, – лично для меня пока открытый вопрос. Добавлю лишь, что молочный бизнес как таковой – самое сложное и долго окупаемое из аграрных производств.

Козье молоко тоже субсидируется

– Четыре года назад вы возглавили Молочный союз России. Удовлетворены ли своей деятельностью на этом поприще? Что удалось сделать и какие планы сегодня?

– Удалось сделать немало, но настоящего удовлетворения нет. Мы слишком далеко от того момента, когда можно было бы хоть немного расслабиться.

Союзу, считаю, удалось повлиять на самое главное. Молочное животноводство выделено в самостоятельную ветвь господдержки. Наконец-то в плане национальной безопасности подчеркивается его особая роль. Объем запланированного финансирования отрасли заметно увеличился. В 2015 году он составит порядка 23 миллиардов рублей. Всего в предстоящие шесть лет планируется выделить 246 млрд руб. против 157 млрд в предыдущий программный период.

Добились продления с 8 до 15 лет периода субсидирования ставок по инвестиционным кредитам. Поясню: это главный инструмент господдержки АПК. Ставка рефинансирования по нему теперь не 80%, а возмещается полностью. Плюс 3% покрывает региональный бюджет.

Отстояли очень важные для молочного животноводства субсидии на литр реализованного товарного молока. Под давлением отраслевиков из них исключены избыточные дифференцирующие критерии, что делает помощь доступнее. Объем средств на них увеличен в четыре с лишним раза – до 8,1 млрд рублей. Отмечу: впервые в этих правилах прописаны пункты по субсидированию и козьего молока.

Была воспринята наша позиция по минимизации кредитного риска в условиях высокой волатильности рубля. По краткосрочным кредитам теперь, помимо ставки рефинансирования, учитывается ключевая ставка ЦБ и уровень инфляции. Ставка возмещения составляет 14,68 %.

Немало доводов нам пришлось привести, пока не решился долгожданный вопрос компенсации части капитальных затрат на строительство и модернизацию ферм, селекционно-генетических центров.

В защиту «доброго племени»

– Селекция, пожалуй, самая пострадавшая в ходе реформ отрасль сельского хозяйства. Чем еще Союз может помочь ей?

– На базе нашего объединения учрежден Национальный союз племенных хозяйств. Пытаемся реанимировать работы по улучшению генофонда животных и сделать процесс согласованным.

Ведем диалог с федеральными властями по исключению племенных хозяйств из плана приватизации. Пытаемся упредить возможное их перепрофилирование, как это зачастую происходило с сельхозземлями НИИ и опытных станций.

В первом чтении принят внесенный мной законопроект, касающийся восстановления льгот на ввоз импортной племенной продукции. Без донорского генетического материала на данном этапе не обойтись. Да и незачем открещиваться от элитной племенной продукции, способной значительно сократить наш «замещающий» путь.

Мы участвуем практически во всех общеотраслевых совещаниях. Стараемся по максимуму привлечь экспертов с «земли» во все касающиеся нас межведомственные обсуждения. Вплотную занимаемся стандартизацией качества молока и его производных.

Молокосодержащий продукт – «ни рыба, ни мясо»

– Не секрет, что высокие цены провоцируют недобросовестных игроков на новые и новые фальсификации. Насколько актуальна эта проблема для страны и Воронежской области?

– К сожалению, актуальна: сейчас благодатное для фальсификаторов время. Насколько эффективно проблема решается – трудно судить. Нарекания к работе надзорных органов в данном случае лично у меня сохраняются.

Отчасти проблему можно решить возвратом к обязательной сертификации. Об этом я всегда и везде говорил. Другой путь – требование корректной маркировки продовольствия. То есть названия типа «кефирный», «сметанный», «творожный», «сырный» не должны вводить в заблуждение потребителя. Если есть растительный жир, то будь добр – не указывай, что это молокосодержащий продукт. Там «паста», «соус», «десерт» – что угодно. Только не название, связанное с понятием молока либо молочно-составного продукта.

Честно говоря, Молочный союз устал ждать каких-либо решительных действий в этом плане со стороны властей. Сейчас мы сами разрабатываем программу выведения фальсифицированной молочной продукции из оборота. Это предложения в профильную нормативно-правовую базу. Речь об усилении ответственности за нарушение прав потребителей и добросовестных производителей, а также более жестком контроле за качеством выпускаемой и реализуемой продукции. Рассматриваем фальсифицирование продукции, ни много ни мало, как одну из угроз для национальной безопасности.

Место в «системе координат»

– Аркадий Николаевич, на недавней встрече участников Российско-датского Агробизнесклуба в Вашем докладе звучал тезис о «главенствующей роли государства»? Расскажите подробнее: в чем эта роль.

– Нехватка денег в нашем деле – вторичная проблема. Первичная – отсутствие умелого администрирования. Мы до сих пор не имеем чёткого представления о том, какой объем «небумажного» молока у нас производится, каков реальный дефицит. Невозможно услышать ответ о судьбе уже вложенных в отрасль миллиардов…

Поэтому, перво-наперво, нужно наладить правдивый учёт и отчет. Понять, в какой «системе координат» мы находимся.

Во-вторых, в планировании научиться сверяться с множеством принципиальных факторов. География, демография, логистика… Эти моменты, как правило, не берутся в расчёт, что негативно сказывается на экономике бизнеса.

В-третьих, инвесторы должны быть вовлечены в процесс планирования. Именно на основе их данных о нормировании производственных затрат должен и вестись расчёт дотаций. Этот момент крайне важен, если мы хотим построить соответствующий положению дел прогноз.

Кроме того, сама господдержка должна быть дифференцированной. Одна ее часть должна напрямую стимулировать сырьевой прирост. Другая – компенсировать производителям и переработчикам макроэкономические риски. Это не только повысит привлекательность молочного бизнеса, увеличит запас его «плавучести». Таким образом, государство создаст условия и расширит возможности для развития конкурентного потенциала.

Еще несколько слов о пренебрежении межгосударственными торговыми балансами. Во взаимоотношениях со странами-импортерами, уверен, нужно добиваться четкого следования договоренностям. Особенно это касается поставок от наших партнеров по ТС. Иначе отечественные производители никогда не получат реальный шанс заместить недостающий объем сырья и готовой продукции.

Отрасль кормит и обеспечивает существование российского народа. Её миссия – быть конкурентной, чтобы полноценно удовлетворять потребительский спрос. Должны работать демократичные механизмы ценообразования, жестко пресекаться любые злоупотребления. Позиция «может как-нибудь само все наладится» здесь неуместна. Речь идет о национальной безопасности, и у государства здесь прямая организационно-контрольная роль.

Это самая главная мысль.

НА ГЛАВНУЮ

При полном или частичном использовании материалов сайта активная ссылка на Агроинфо обязательна.

Читайте также:

Поголовье коров в России продолжает сокращаться

В Китае началось строительство фермы по производству молока для России

Молоко сырое с начала года подешевело на 2,7%

Производство свиней на убой в РФ растет