ГалицкийО том, как живется в текущих рыночных условиях отечественным производителям сельхозтехники, об изменении рынка и стереотипном мышлении покупателей мы говорим с Генеральным директором компании «Навигатор — Новое машиностроение» Артемом Галицким.

— Артем Григорьевич, каково это — быть производителем сельскохозяйственной техники в России?

 Безусловно, у любого товара, на котором написано «Сделано в России» есть определенная проблема.  В глазах российского потребителя он изначально выглядит как низкокачественный против любого импортного аналога. И значит, должен быть дешевле! При том, желательно, в разы!

Стоит признать, что этот стереотип появился не просто так.  Долгие годы советская и постсоветская промышленность выпускала достаточно мало качественных товаров, либо не выпускала определенные товары вообще. Я не говорю об автоматах Калашникова или ракетах. Я говорю о товарах «для людей».

Если бы Вы задали мне этот вопрос года 2 назад, я бы сказал «непросто». А сейчас скажу «перспективно».

— Почему?

 Ситуация меняется. Некоторые процессы изменений в нашей стране, на мой взгляд, идут в правильном направлении.

Во-первых, на состояние рынка повлияла девальвация рубля. На мой взгляд, рубль до этого был сильно переоценен, что делало отечественных производителей неконкурентоспособными. Сейчас курс рубля стал объективно нормальным.

Во-вторых, появилось постановление Правительства РФ №1432, теперь уже хорошо известное, которое работает третий год,  и которое сейчас критически влияет на продажи сельхозтехники. Суть его в следующем: государство нам, как производителям, субсидирует определенный процент стоимости техники, и мы эту субсидию транслируем своим покупателям в виде скидки.

Благодаря этим факторам наша продукция стала дешевле иностранной. Значит, мы удовлетворяем основному запросу наших потребителей! И они начали интересоваться дальше – а что ж за продукцию мы выпускаем, с какими потребительскими свойствами.

То есть, производство в России стало кому-то нужно.

— Значит все хорошо?

 Еще нет. Мы понимаем, что в целом отечественная сельхозтехника проигрывает иностранной по ряду параметров. В советское время крестьяне были не избалованы, не успев приобрести машину, начинали ее ремонтировать. «Новая машина — пусть она и не работает так, как хотелось бы, но она новая, и это уже хорошо» — так было раньше. Сейчас настроение и запросы у клиентов кардинально изменились.  Спасибо мировым лидерам, которые пришли в Россию. И этому новому уровню необходимо соответствовать.

— И что конкретно Вы делаете?

 Три составляющих: конструкция, производство, сервис. Первое – хорошо сконструированная машина. Это уже половина успеха. Второе – ее качественное изготовление. Третье – сопутствующее обслуживание (запуск в работу, обучение, обеспечение запчастями, гарантия).

Начали мы несколько лет назад с обновления оборудования. Обратили внимание на качество сварки и покраски – это лицо изделия. Сейчас набор оборудования и технологий у нас на уровне наших зарубежных конкурентов: точно также будет выглядеть предприятие где-нибудь в Европе.

За тем организовали технический сервис, набрали квалифицированных инженеров с профильным высшим образованием. Дополнительно обучили непосредственно в компании. Вложились в техническое оснащение – автотранспорт, оборудование, инструмент.

Ну и самое главное и сложное – разработка новой техники. Конструкторское бюро, способное создавать востребованные рынком изделия – это непобедимое оружие в конкурентной борьбе. Но его еще само нужно создать! Готовых специалистов нет. Мы брали молодых способных ребят и, включая их в процесс, обучали, наделяли компетенциями. Это требует времени – лет 5 уверенно. Кроме того,  есть проблема испытаний опытных машин. В сторонних сельхозпредприятиях делать это практически невозможно. И мы, в том числе с этой целью, начали создавать собственное опытное хозяйство.

Стоит отметить, что в целом у нас есть успехи. С нами начинают сотрудничать дилеры ведущих мировых производителей сельхозтехники из разных регионов России. Это серьезное изменение. Еще несколько лет назад они вообще нас к себе не подпускали: «Русское? Зачем? Мы не хотим связываться. Наши клиенты привыкли к определенному уровню». А сейчас у них уже есть положительные отзывы клиентов о нашем оборудовании. Однажды дилер одного из мировых брендов рискнул продать навесное оборудование нашего производства на свой трактор. И покупатель остался очень доволен: «По вашей технике так сразу и не скажешь, что она отечественная».

Пожалуй, лучший возможный отзыв!

— Вообще, сейчас много говорят об импортозамещении. Кто-то его критикует. Каково Ваше мнение?

 На примере. Допустим, зарубежный производитель предлагает приобрести свою технику немцу. Скорее всего, последует следующий ответ: «Может быть ты — хороший парень, но почему я должен отдавать деньги тебе? Пусть даже меньшие? Я лучше куплю у своего производителя. Деньги отдам своей стране, а не кому-то, кто откуда-то приехал». А у нас получается все то же самое, только наоборот. Мы всегда были готовы отдать больше денег и отправить их за границу.

На мой взгляд, настоящий патриотизм определяется вопросом: «Кому ты готов отдать свои деньги?» Общаясь с сельхозтоваропроизводителями, я, например, сталкивался с таким мнением: «Лучше я немецкое или американское куплю». У меня четкая позиция по данному вопросу, я обычно отвечаю так: «Я тоже люблю финское масло и итальянский сыр. Но подумайте: если вы покупаете американский трактор или немецкий комбайн. Я покупаю итальянский сыр и финское масло. Скажите, зачем мы все здесь нужны? Если мы не даем друг другу зарабатывать?». Деньги нужно отдавать своим, деньги в этом случае не уходят куда-то далеко, они останутся здесь, дадут мультипликативный эффект.

Что бы ни говорили, в обществе все равно формируется какой-то дух, настроение и понимание. Я бы сказал, новая модель бизнеса: не «где теперь купить помидоры вместо Турции», а «какие еще из импортируемых товаров мы можем производить в России». Ведь наш отечественный рынок должен быть в первую очередь нашим. Когда эту идеологию начнет разделять большинство активной части населения, вот тогда и начнется экономический рост.

— А что, по-вашему, ждет вашу отрасль в ближайшее время?

 Сельское хозяйство, в отличие от подавляющего числа других отраслей,  является растущим в настоящий момент.  Если отрасль растет, то в ней, как правило, наблюдается спрос на инвестиционные товары.  Сельскохозяйственная техника — это, так или иначе, вид оборудования, и она имеет инвестиционный характер.  То, что отрасль растет — это уже, на мой взгляд, половина успеха.

Надеюсь, поддержка АПК государством сохранится и рост в сельском хозяйстве продолжится. Должен расти экспорт сельхозпродукции. Значит и спрос на сельхозтехнику будет расти. Потребности в ней — огромные. С другой стороны, все зависит от кредитования. Насколько будут доступны банковские ресурсы? Привычно ведь покупать в кредит, особенно с учетом субсидированных ставок. «Своих» денег не так много на рынке.

Но главное, необходимо сохранить постановление Правительства 1432, финансировать его в достаточном объеме. Программа уникальна тем, что с одной стороны деньги все равно идут в итоге в сельское хозяйство, с другой, происходит огромный рост и развитие в производстве техники. Если действие программы сохранится хотя бы на ближайшие 5 лет, российское сельхозмашиностроение станет совсем другим.

НА ГЛАВНУЮ

При полном или частичном использовании материалов сайта активная ссылка на Агроинфо обязательна.

Читайте также:

«Ответы эксперта» выпуск 1. Валерий Мальцев

Новая линейка тракторов McCormick: новые возможности для малогабаритных тракторов

AGCO-RM объявляет о беспрецедентных условиях на приобретение системы автоматического вождения Auto-Guide™ 3000

Bonirob — сельскохозяйственный робот для экологичного и эффективного земледелия