Российские комбайны. Путь на экспортУборочная кампания – всероссийский тест-драйв. На старте весь парк сельхозтехники. В лидерах гонки зерноуборочные комбайны: половина дистанции пройдена – в стране убрано почти 60% зерновых. Разгоняется и посевная техника — пятая часть земель под сев озимых уже обработана. На старте гонки за урожаем застряли лишь некоторые – уборка кукурузы, сахарной свеклы, подсолнечника и сои только началась. От скорости, мощности и производительности машин сейчас зависит многое, ведь на кону — рентабельность сельхозгода, говорится в программе Вести «Агробизнес».

«Передовые быстроразвивающиеся хозяйства, которые умеют считать деньги, уже давно покупают российскую технику», — говорит Константин Бабкин, президент Ассоциации «Росагромаш».

Отечественное производство сельхозтехники в первом квартале 2015 года выросло по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 25%. Однако вперед вырвались только зерноуборочные комбайны и полноприводные тракторы. Косилки, сеялки, диски занимали большую долю российского импорта сельхозтехники, который за прошедший год резко притормозил: закупки упали на 31% в натуральном и на 67% — в стоимостном выражении. Самые большие доли на российском рынке потеряли США, Франция, Германия, Италия и Украина.

«Переход с импортной техники на нашу даст прибавку в рентабельности не менее 50% — от полутора до двух раз снижается себестоимость уборки при переходе на наши комбайны», — пояснил управляющий товарной группой ООО «Комбайновый завод Ростсельмаш» Дмитрий Иноземцев.

То, что это можно сделать с помощью новой российской техники подтверждает тест-драйв на международном поле. Экспорт российской сельхозтехники по итогам первого полугодия 2015 года достиг рекордного значения за всю современную историю поставок техники за рубеж и составил около 4 млрд. рублей – рост в два раза по сравнению с упавшим рынком экспорта в начале прошлого года.

«Мы выдерживаем конкуренцию по производительности машин, чистоте уборки, у нас нет конкурентов в плане цены, а сервис обеспечиваем не хуже, чем в Европе – в пределах 24 часов поставляем любую запчасть», — подчеркнул Александр Мельков, заместитель директора по производству комбайнового завода.

Вдвое больше отечественных машин стали покупать в Казахстане, Монголии и Таджикистане, на 30% больше – в Кыргызстане и Венгрии, сократился лишь экспорт в Беларусь – на 33%. Между тем основными странами поставок стали Франция, Болгария, Турция, Канада, Азербайджан и, что примечательно, Германия (экспорт в эти страны увеличился в 3 раза).

Обеспеченность сельхозпроизводства техникой измеряется количеством единиц на тысячу гектаров. Самые высокие тракторные мощности – в Японии, странах ЕС, Австралии, США и Канаде. Комбайнами лучше всего обеспечены сельхозпредприниматели Германии, США, Дании и Франции. В России эти показатели ниже среднемировых, но емкость рынка велика. На крупнейшем в России заводе по производству комбайнов за последние пять лет ежегодно добавляют 15-20% к оборотам производства. Здесь нет привычных конвейеров: каждая машина как элитный спорткар собирается практически вручную за 3-4 дня. На разработку достойного конкурента зарубежным аналогам требуется около пяти лет и более 20 патентов на изобретения.

«Наша высокоэффективная машина называется TORUM и относится к седьмому классу машин. Мы достигаем лучшей очистки на засоренных хлебах, можем убирать более увлажненные хлеба, и, соответственно, потери зерна из-за этого у нас тоже минимальные. За это нашу технику особенно любят на юге страны – Краснодарцы, особенно те, кто убирает рис», — добавил Александр Мельков.

Еще пять лет требуется на узнавание марки и продвижение за рубежом. Прямо с производственной линии эти комбайны разъезжаются в Казахстан, Беларусь, Украину, несколько десятков уже догоняют конкурентов на американских и канадских полях. Следующий ход – доехать до старта на африканских и азиатских полевых дистанциях. При этом на экспорт комбайны идут исключительно с импортными моторами – без зарубежных деталей российское производство пока обойтись не может.

«Примерно в процентном соотношении 60% — собственного производства, 40% — покупного, в том числе импортного около 15%. В основном это двигатели, гидравлика и ремни», — отметила начальник отдела логистики комбайнового завода Светлана Хохлачева.

За рубежом цена на российские комбайны в среднем на 30% ниже импортных аналогов, а для отечественных сельхозпроизводителей в России – на все 60%. В 2015 году выросли размеры субсидий производителям российской сельхозтехники, а агропредприниматели теперь могут приобретать сельхозтехнику с 25-процентной скидкой, а жители Крымского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов – с 30-процентной.

«Сейчас с каждым годом комбайны все лучше и лучше. В новом комбайне RSM161 кабина комфортабельнее, регулировки удобнее, видно, что для человека сделано. Радует то, что это наш отечественный комбайн», — говорит механизатор Владимир Ефименко.

Между тем до 10% урожая (в пересчете на зерно — до 10 млн тонн) — в такую цифру оцениваются ежегодные потери от изношенности парка российской сельхозетехники. Колею для испытаний новых колес отечественного сельхозавтопрома сегодня задает растущий темп эффективности агропроизводства.

НА ГЛАВНУЮ

При полном или частичном использовании материалов сайта активная ссылка на Агроинфо обязательна.

Читайте также:

Управляйте устройствами Lely со своего iPhone

Росагролизинг выделил дополнительные средства на программу обновления парка сельхозтехники

Kverneland 2500 i-Plough. Новое поколение умных плугов

Роботизированные фермы Lely формата XL появятся в России