цены на зерноСогласно прогнозам Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) урожай зерна в 2018 году может составить 120 -130 миллионов тонн. Однако, есть мнение, что при таких объемах урожая цены на зерно катастрофически упадут, и сельхозпроизводители окажутся на грани банкротства. Так ли это на самом деле, следует разобраться.

По данным аналитического центра «Совэкон» и компании «Прозерно», в России цена за 1 тонну пшеницы 3-го класса в конце 2017-го – начале 2018 года составляла 8,55 тысяч рублей, 4-го класса – 7,1-7,45 тысяч рублей. Годом ранее, эти значения были на уровне 10,2 тысяч и 8,5 тысяч рублей, соотвественно.

Министерство сельского хозяйства России предоставило данные, согласно которым в феврале этого года цены на зерно во всех регионах немного выросли: от 0,1% до 3,5%. Однако, это увеличение является незначительным, по сравнению с ростом цен, который отмечался в последние три года.

В связи с этим, некоторые аграрии находятся в недоумении, как действовать в сложившейся ситуации низких цен на зерно, и «замораживают» продажи в ожидании роста цена. Однако, если актуальные на сегодняшний день цены умножить на имеющиеся объемы зерна, становится понятно, что убытков быть не должно. А торможение продаж может привести к тому, что оборотных средств будет недостаточно для проведения следующей посевной кампании. Кроме этого, нераспроданное зерно занимает место в хранилищах (в том числе, не всегда оборудованных для этого) и все более теряет товарные свойства.

Председатель Независимой зерновой ассоциации Николай Беляков уверен, что в нынешней ситуации единственный правильный выход – это продавать как можно больше, увеличивая объем оборотных средств, развивать инфраструктуру и оптимизировать логистические процессы. В этом случае прибыль не заставит себя ждать.

Развитие инфраструктуры для зерновой отрасли является «жизненно важным» фактором. Согласно официальным данным, в России имеются мощности для хранения 118-120 миллионов тонн зерна, однако, из них порядка 35 миллионов тонн составляют элеваторы. Остальные – это склады напольного хранения, из которых не больше половины могут гарантировать качественный высокотехнологичный процесс хранения.

В свою очередь, по словам Президента Российского зернового союза Аркадия Злочевского, увеличиваются переходящие запасы зерна, которые по всей стране составляют порядка 5 миллионов тонн – это «недопроданное» зерно также занимает место в хранилищах.

Таким образом, в настоящий момент производители попали в ситуацию выбора, когда нужно либо продавать зерно сейчас, при этом заработать меньше, но пополнить оборотные средства и успеть подготовиться к весенним работам, и продолжить работать в следующем сезоне. Либо продолжать ожидать роста цен на мировом и внутреннем рынках, рискуя, тем самым, попасть в ситуацию, когда все будут «избавляться» от зерна, а затем одновременно приобретать технику и удобрения в условиях ажиотажа и дефицита.

По мнению Николая Белякова, сейчас единственный правильный сценарий – это перестать ждать удобного момента и начинать думать и действовать по-хозяйски, а именно: не играть на разнице в цене, а делать свою непосредственную работу – выращивать хлеб. Это значит – вкладывать средства в покупку удобрений, техники, научиться эффективно использовать средства защиты растений, понижать рефакцию и повышать качество зерна, а также прогнозировать и рассчитывать средства.

На сегодняшний день, несмотря на спад цен, хозяйства могут эффективно функционировать за счет объемов зерна – намолочено примерно на 11% больше, чем год назад. Поэтому снижение цен скомпенсировано высоким урожаем.

Сейчас, уверен эксперт, самое время начать работать в активных и конкурентных условиях. А чтобы это было успешно, зерно, как универсальный эквивалент, необходимо постоянно продавать, а средства вкладывать в развитие своего бизнеса и переводить его на более высокий уровень, подкрепленный современными аграрными технологиями, что, безусловно, значительно повысит эффективность производства и обеспечит устойчивость бизнеса в любых условиях – как урожая, так и неурожая.